?

Log in

La Société du spectacle

Актуальность становится ненавистной.
Выключиться из логики и изменчивости всех медиа-дискурсов, укрыться с какой-нибудь книгой о династии Чан или об Истории трех царств, поместить себя почти в археологическое измерение
Человек в решающий, грозный момент своей жизненной истории (все стадии которой он обречен пройти как в первый раз, как будто он ничего не знает), как правило, абсолютно одинок, в особой герметике отчуждения, и его никогда не убедит и не убережет кем-то накопленная мудрость, чей-то, возможно спасительный, опыт. Так, глядя на иные семьи, понимаешь, как бывает бесполезна выстраданная мудрость, как трагически непередаваем личный опыт – также, вероятно, история никогда никого ничему не учит.

Feb. 13th, 2014

Готовясь к довольно-таки скучной лекции по методике, в одной работе, посвященной процедурам сбора социологических данных, неожиданно обнаружила прекрасное определение реальности - "реальность есть то, что оказывает сопротивление воле и намерениям человека".
нашла старые фото, аспирантские времена..
Картинка 415x337, 40.10 КБCollapse )
Картинка 317x245, 20.50 КБCollapse )

Рильке и шум

В пятницу, пока бакалавры писали контрольную, от нечего делать принялась перечитывать эссе о Рильке, точнее, об одном его стихотворении "Орфей. Эвридика. Гермес". Но на этот раз в замечательном этом тексте меня жутко рассмешил пассаж - "разумеется, будучи продуктом более поздней цивилизации, да вдобавок еще и немцем, наш поэт не может не поднять шума насчет Эроса и Танатоса, как только видит такую возможность." Не смогла сдержать смеха, как только представила, как Рильке поднимает шум, чем вызвала недоуменные взгляды своих схоларов, и как тут объяснишь, что тут такого смешного.

Севастополь

Как-то сегодня особенно сильно тоскую о Севастополе.

57.91 КБ

65.31 КБ

62.28 КБ
Попыталась вспомнить, сложить давно разлетевшуюся, ветхую мозаику, одного человека, в которого в 16 лет была ужасно влюблена - так силятся вспомнить когда-то прочитанную полузабытую новеллу. Ерунда, конечно. Хотя - это был целый огромный период. Помню, я могла случайно встретить его на улице, и потом этим воспоминанием можно было жадно жить целыми неделями, месяцами. И была целая мифология, и грезы, и сны, и страдания, мир держался только на этом, и все это была целая жизнь.
И вот теперь ни с того, ни с сего о нем вспомнила, и решила посмотреть - раньше мне это в голову не приходило никогда - а вдруг он есть в соцсетях? И вот, конечно, это он, в одноклассниках - имя, возраст, дата рождения. Фотография..
Все же его можно узнать
Там все очень скудно, в этих одноклассниках. Несколько друзей, в основном немолодые тетеньки. Какие-то фотографии, одна из них подписана "хутор Веселый", что-то, связанное с рыбалкой. Увеличить фотографии, чтобы увидеть вблизи его лицо, у меня не получилось, для этого требовалось зарегистрироваться.
Картинка 800x600, 145.04 КБCollapse )
Картинка 800x600, 126.08 КБCollapse )
Вернулась с совершенно ильф-и-петровского мероприятия - с Всероссийского семинара председателей профсоюзных организаций работников вузов, которое проходило в Дивноморске. Мне предстояло читать там лекцию совсем взрослой, матерой аудитории практически в 200 человек. Когда вышла на сцену, думала - ну вот, сейчас будет точно как у Ираклия Андронникова в "Первый раз на эстраде". Но в итоге я, этот проходимец, еще имел у этой публики большой успех.
После профсоюзного триумфа отправились на море, а там холод, все в плащах, шарфах, свитерах. А мы с моими спутниками решили, что "все равно хорошо", и пошли плавать, на все побережье - дерзко одни в холодном, уже отчужденном от человека море. Но самое прекрасное, когда выходишь на берег, уже не чувствуешь холода, а просто какую-то абсолютную благодать, и сидели на прибрежных камнях, и пили коньяк с лимоном, и было хорошо.
А потом ехали среди гор, останавливались выпить чай с коньяком в придорожных закусочных, поражались рассказам нашего баснословного водителя (когда-то декан философского факультета, а теперь - шутили - извозчик, как граф Карнеев у Чехова) о Рио-де-Жанейро и слушали Пинк Флойд.
Картинка 800x600, 139.82 КБCollapse )
Почему-то люблю эту свою фотографию. Наверное, потому, что этим утром ко мне в номер пришла сестра, и у нас впереди еще целый огромный, полный воздуха и свободы, день.
Читаю цикл "Гражданское мужество" Нельдихена (1923-1933)
В "обобщенных фразах":
Желал бы ты сам своими пальцами брезгливо потрогать
Тот череп, пуговицу и четыре кости,
Что останутся навсегда от тебя?